Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

main

"Вся правда о ножевом бое"

Боевые ботаники вчера опубликовали великолепное интервью с Денисом Черевичников, автором "Всемирной истории поножовщины". Всё-таки как хорошо бывает, когда человек не отсебятину несет, а основывает свое мнение на изучении массы документальных свидетельств.

Несколько цитат для затравки:

- Нож -- не фехтование, ты не можешь красиво парировать клинком. Нож это ближний бой, это кровь, это смерть. Но это не техника, техника нужна новоделам.

- Филиппинские боевые искусства это новодел. ФБИ продукт 1950-х годов. Формировались они несколькими популяризаторами, большие деньги вкладывало правительство Филиппин. Работали на поддержку мифа известные голливудские актеры.

- После того, как испанцев турнули с Филиппин, как и любой стране, освободившей от колониализма, Филиппинам потребовались "национальные идеи". Одной из национальных идей стало обучение "боевым искусствам".

- В нашей культуре нож никоим образом не может быть оружием самообороны.

- Реальные дуэли (на ножах) длились до минуты, и в 90% случаев было два трупа.

main

Вдогонку

Военная присяга (клятва) должна обеспечивать две вещи:

- содержать самое основное, что поможет человеку в трудную минуту
- производить неизгладимое впечатление

То есть, во-первых, клятва должна быть ясной, короткой (на уровне заповедей: не убей, не укради) и разрешающей все вопросы преданности, а также кому и зачем человек вообще служит. Безо всякой белиберды вроде "добросовестного исполнения обязанностей", "до последней капли крови", "пусть меня покарает" и т.д. Лишние слова можно добавить для торжественности, но никак не для размывания предмета клятвы. Во-вторых, чтобы человек в трудную минуту вспомнил о своей клятве, она должна быть одним из самых запоминающихся событий в его жизни, оставившим неизгладимый след в душе.

Например, в Америке политический кризис, президент узурпировал свои полномочия, всё неопределённо, а офицеру надо решить, за кого он. И тут он вспоминает одно из самых незабываемых событий своей жизни: как он принимал присягу, дальше мысль перескакивает на то, что привело его в армию, чему и зачем он клялся и т.д. Выясняется, что клялся он не президенту, не командирам, он клялся защищать американскую Конституцию (т.е. принципы, на которых организовано американское общество) и только ей хранить верность и преданность. В итоге офицер принимает решение идти на Вашингтон и свергать узурпатора, несмотря на то, что тот, понимаешь ли, "верховный главнокомандующий" и прочая хрень.
main

Про ритуалы

gest хорошо высказался про присягу:

http://gest.livejournal.com/1438010.html
http://gest.livejournal.com/1438350.html

Вообще, различные ритуалы, одним из которых присяга и является, оказывают очень большое влияние на людей. Иногда смотришь какой-нибудь хорошо организованный ритуал, и тебя реально "пробирает". Вроде и знаешь в общих чертах, как это организовано с технической точки зрения и чего хотят добиться, а всё равно по спине мурашки бегают и на затылке волосы дыбом встаю.

Я как-то писал про роль военной формы, а вот мои пять копеек про присягу:

***

Collapse )
main

HEMA vs WWII Combatives

В прошлых двух постах я продемонстрировал свой подход: искать не там, где потеряли, а где светло. Когда информации много, она хорошо изучена и структурирована -- изучать предмет одно удовольствие. Ну а потом уже по аналогии можно перенести свои знания на менее проработанные вещи.

Хуже, когда информации очень мало (и тогда приходится заниматься предположениями) или она противоречива (и тогда надо пытаться эти противоречия как-то объяснить).

Вот недавно Мэтт Истон затронул вопрос о руконогомашествах в исторической Европе:



Основные тезисы:

- В средневековых мануалах есть некоторое количество ударов, но не костяшками кулака, а его боковой поверхностью (рука-молот) или основанием ладони. Чтобы не травмировать руки о кости черепа.
- Удары в средневековых мануалах имели подчинённое отношение к борьбе, а борьба -- ко владению оружием. Они использовались в основном, чтобы "расслабить" оппонента перед броском или обезоруживанием, удивить, вывести из равновесия и т.д.
- В средневековых европейских мануалах (да и азиатских тоже) мало ударов и много борьбы, которая почти вся направлена на обезоруживание.
- Таким образом удары (руками и ногами), по мнению Истона, пригодны только в спортивном контексте, или где большинство людей не носит оружия (сават, окинавское каратэ).
- Если вам приходится противостоять вооружённому противнику, то единственный шанс победить -- это обезоружить его. А это делается с помощью борьбы.

Как нетрудно заметить, это достаточно сильно отличается от европейского подхода в ходе ВМВ, где ставка делалась на удар (впрочем, тоже молотом или основанием ладони) и приведение противника в бессознательное состояние. Борьбу преподавали в плане освобождения от захватов и простейших сваливаний. В отношении партера все были категорически против. Например, Фэйрберн (черный пояс, второй дан по дзюдо/джиу-джитсу) в "Get Tough" писал:

Collapse )
main

Восточные боевые искусства IV. Реконструкция китайских БИ

Обещанная реконструкция. Разумеется, неполная и не без ошибок, но, смею надеяться, моя реконструкция на световые годы ближе к реальности, чем художественно-обывательская.

Вообще, как раз по теме есть отличная книжка: Creation of Wing Chun: A Social History of the Southern Chinese Martial Arts Бена Джадкинса. В которой рассматривается социально-экономическая и политическая история южного Китая XVIII-XX века, а также родившиеся в этот период многие традиционные южнокитайские БИ (Wing Chun, Bak Mei, Choy gar, Fut gar, Hung gar, Li gar, Mok gar, Choy Li Fut, Dragon, Southern Mantis, White Crane и другие). К сожалению, на торрентах её нет, а из отрывков на Google Books целостной и подробной картины не складывается (хотя отрывки, блог автора и некоторые другие его работы общую ситуацию делают довольно понятной), поэтому буду писать, до чего дошёл сам. Тем интереснее потом будет сравнить с работой специалиста.

Collapse )

Небольшое дополнение.
main

Копьё vs меч. Или о преимуществах дальности (reach)

В комментариях к предыдущему посту усомнились в отстойности меча и выразили уверенность, что при его помощи легко смогут справиться с копьём:

дайте мне нормальный меч и тупо отрублю наконечник у пики из видео, а потом зарублю противника. [...] Резкий вход,проход мимо острия и рубай копейщика как хочешь.


Collapse )

***


Впрочем, это всё теория. При желании, вероятно, можно и на эти возражения написать контрвозражения. Обратимся лучше к мануалам. А именно к Джону Сильверу и его работе "Парадоксы защиты" (1599), где он оценивает преимущества разных видов оружия друг против друга:

Я начну с наихудшего, несовершенного и неподходящего оружия, о котором не стоит и говорить, но которое сейчас в большом почёте, поэтому его нельзя не упомянуть. Это — рапира, а также рапира и кинжал.

1. Одноручный меч имеет преимущество перед рапирой.
2. Меч и кинжал имеют преимущество перед рапирой и кинжалом.
3. Меч и тарч имеют преимущество перед мечом и кинжалом, или рапирой и кинжалом.
4. Меч и баклер имеют преимущество перед мечом и тарчем, мечом и кинжалом, или рапирой и кинжалом.
5. Двуручный меч имеет преимущество перед мечом и тарчем, мечом и баклером, мечом и кинжалом или рапирой и кинжалом.
6. Боевой топор, алебарда, черный билл, или подобное им оружие по весу, применяемое в охране или бою, равны в бою и обладают преимуществом перед двуручным мечом, мечом и баклером, мечом и тарчем, мечом и кинжалом, или рапирой и кинжалом.
7. Короткий шест или полупика, лесной билл, протазан или глефа, или другое подобное им оружие идеальной длины, имеет преимущество перед боевым топором, алебардой, черным биллом, двуручным мечом, мечом и тарчем. А также против двух мечей и кинжалов, или двух рапир и кинжалов с перчатками, и для длинного шеста и мавританской пики.
8. Длинный шест, мавританская пика или дротик, или другое подобное оружие длиннее идеальной длины, обладает преимуществом перед любым другим оружием, коротким шестом, Валлийским крюком (Welch hook), протазаном или глефой или другим подобным оружием, хотя слишком слабы для двух мечей и кинжалов, или двух мечей и баклеров, или двух рапир и кинжалов с перчатками, потому что они слишком длинные для того, чтобы колоть, бить и поворачиваться быстро. И по причине большой дистанции, боец, вооружённый мечом и кинжалом, будет оставаться позади противника с таким оружием.
9. Валлийский крюк или лесной билл обладают преимуществом перед всеми другими видами оружия.

Однако понятно, что в битве среди разнообразия оружия, множества людей и лошадей, меч и тарч, двуручный меч, боевой топор и черный билл, а также алебарда, являются предпочтительным вооружением и более опасным в нападении и силе, чем меч и баклер, короткий шест, длинный шест или лесной билл. Меч и тарч лучше всего защищают пехоту от уколов и ударов боевого топора, алебарды, черного билла, или двуручного меча. Намного лучше, чем меч и баклер.


Попробуем это упростить и переписать от лучшего оружия к худшему. Ну, предвзятость Сильвера по отношению к итальянцам и итальянскому оружию известна, поэтому его слова о рапирах можно всерьёз не рассматривать. Одноручные мечи объединим в одну категорию. Оружие "длиннее идеальной длинны" можно исключить, т.к. оно исключительно для строя. Кроме того, если его учитывать, то однозначный рейтинг составить не получится из-за циклов (меч < двуручный меч < боевой топор/алебарда < короткий шест/полупика/копьё/глефа < длинный шест/пика < меч). Насчёт валлийского крюка и лесного билла я не знаю, что делать. С одной стороны он пишет, что длинный шест/пика превосходят валлийский крюк, протазан и глефу. С другой, что валлийский крюк или лесной билл "обладают преимуществом перед всеми другими видами оружия". Думаю, просто удалим.

В итоге получаем (от лучшего к худшему):

1. Копьё/полупика/протазан/короткий шест, глефа/лесной билл.
2. Боевой топор, алебарда/черный билл.
3. Двуручный меч.
4. Одноручный меч.

Таки да, меч сосёт.

Collapse )
main

Учет потерь в СССР

Вдогонку к предыдущей статье напомню про вот эту статью в двух частях:

http://www.soldat.ru/news/796.html
http://www.soldat.ru/news/800.html

В частности, выводы:

Для пользы повторим окончание 1-й части статьи:

Что имеем в итоге? Жёстко - одно лукавство:
1. Учет прохождения солдатами этапов службы почти везде уничтожили.
2. Книги призыва по мобилизации составили куцые и неполные, в большинстве своем за период только с 23 июня 1941 года и позже.
3. Во многих РВК лица, призванные до начала войны в период 1938 - первой половине 1941 года и встретившие войну в кадровом составе РККА, отсутствуют в книгах призыва по мобилизации в связи с тем, что они попали в армию буквально не в связи с мобилизацией, а по плановому довоенному призыву или направлению. Сие было бы смешно, коль не было бы так грустно, - буквальность эта возмущает до глубины души, когда понимаешь, что чохом позабыли внести в сохраненные источники сведений сотни тысяч бойцов и командиров. В итоги подсчетов многих военкоматов по количеству направленных воевать они не входят. Поэтому установить точную цифру привлеченных в армию и принявших участие в Великой Отечественной войне воинов, а также погибших и пропавших без вести, - невозможно. Современные сведения о количестве мобилизованных в годы войны (29 миллионов человек по СССР) базируются только на подсчетах в военкоматах данных книг призыва по мобилизации, кои чрезвычайно неполны.
4. Учетные карточки военнообязанных запаса и призывные карты новобранцев также почти не сохранили.
5. Миллионы воинов в начале войны более чем полгода не имели никаких официальных документов, подтверждающих их личности.
6. Учет потерь личного состава в войсках оказался, прямо скажем, паршивым, другого слова не подобрать. Учет движения личного состава (прибытие, убытие) - не лучше, особенно в лечебных учреждениях прифронтовой полосы.
7. В результате начали появляться цифры в 20 миллионов, 27 миллионов, кое-кто договорился и про 44 миллиона погибших, уже не разделяя потери личного состава армии, флота и потери гражданских лиц, а причисляя указанные цифры к безвозвратным потерям военных. От спекуляции на цифрах сегодня до извращенной уверенности в них общества завтра - один шаг.
8. От 6 до 8 % лиц, ушедших воевать из того или иного региона, не учтены нигде и никак. Первичные источники учета в военкоматах по ним уничтожены, они не вошли в книги призыва, не попали в донесения о потерях из воинских частей, о них не заявили в военкомат родственники после войны, при них не было ни медальонов, ни официальных документов о личности. Установить их судьбы можно только случайно.
9. В 50-х гг. военное ведомство по чьей-то гадской инициативе уничтожило первичный учет рядового состава в военкоматах на местах, своими руками оборвав нити к миллионам судеб. И суди-ряди - в чьем государстве мы живем? В нашем ли? Более сильных ударов по исторической памяти нашего народа, нежели те, что нанесло по ней имевшееся и имеющееся руководство, наверное, не смог бы нанести даже самый подлый враг в открытом бою.

[...]

Повторим. Мы имеем:

а) общепринятые официальные цифры безвозвратных демографических потерь в 8668400 чел.;
б) объем уникальных карточек в картотеках потерь ЦАМО РФ в 13,6 миллиона;
в) много бОльшее число возможных безповторных именных записей в ОБД "Мемориал" - 18430880 чел.;
г) и громадный общий объем в ней в 23038600 записей (пока без примерно 1 миллиона еще не введенных дополнительных данных по пленным, морякам, умершим в лечебных учреждениях).

Мы видим ситуацию, при которой уже раздаются голоса о том, чтобы:

- примириться с ужасающей разницей цифр и имён в 15,3 миллиона записей;
- назвать их повторами;
- не менять официальное число потерь, подсчитанное без использования данных персонального именного учета и без изучения многочисленных учетных дыр;
- и закрыть глаза на то, что даже только в одном приведенном примере Северо-Западного фронта эта дырища имеет гигантские размеры.
А сколько таких примеров за войну? На них тоже закрыть глаза?

Неизбежные выводы:

1. Официальные цифры безвозвратных демографических потерь военнослужащих (8668400 чел.) не совпадут с количеством упомянутых имен в ОБД "Мемориал", если каждое из них будет учитываться в подсчетах 1 раз, и будут меньше их.
2. Превышение количества уникальных персоналий в именных списках ОБД "Мемориал" над официальным числом демографических потерь может составить не один миллион человек.
3. Лиц, учтенных в безвозвратных потерях поименно 1 раз каждый, менее 14 миллионов человек быть не должно, учитывая наличие именных картотек в ЦАМО, ЦАВМФ, архиве военно-медицинских документов, архивах войск НКВД (РГВА) и прочих войск и формирований.
4. С учетом того, что от 6 до 8 % призванных и не вернувшихся лиц не учтены нигде и никак (п.8 в начале статьи) - ни в цифрах, ни поименно из-за намеренного уничтожения в военкоматах в 50-х гг. и позже первичного учета привлеченных в армию лиц, разница между реальной численностью утраченных на полях боев воинов и официальными цифрами демографических потерь может стать еще более разительной.
main

Павшие. Пропавшие.

Originally posted by orastosk at Павшие. Пропавшие.
Оригинал взят у far01 в Павшие. Пропавшие.


Я не претендую на сенсационные сведения. Не хочу обвинять, разоблачать, бичевать, призывать к ответу. Сведения и информация, которые я изложу, направлены исключительно на то, чтобы те, кто ищет своих родных, пропавших без вести в войну, убитых, похороненных, имели представление, узнали правду. Пусть неприглядную, пусть порой жестокую, но – правду. В основном, речь пойдет о Туапсинском районе, но общая ситуация мало чем отличается от всей Кубани, от всей России.

Мы уже давно работаем с обращениями граждан. В основном в них, звучит один и тот же главный для каждой семьи, каждого человека вопрос – где похоронен наш солдат, помогите найти место захоронения. И в этом вопросе, наиболее компетентны мы. Поисковики на местах. Так уж сложилось. Государству то, это не особо и нужно.

[Неприглядная истина и реальное положение дел от поисковиков]

Военные комиссариаты могут дать лишь информацию по именам на воинских захоронениях, стоящих на государственном учете. Местные администрации, в лучшем случае – ту же самую. В последний десяток лет в интернете стали доступны документы ОБД «Мемориал», базы данных «Подвиг народа» и «Память народа». Основной источник информации в них – это списки безвозвратных потерь, награждения. Трудно переоценить эти документы, содержащие в себе миллионы имен и судеб тех, кто сгинул на войне. Но надо знать, что далеко не все опубликовано, очень много сведений еще несет на себе гриф «секретно», или не оцифровано. Кроме того, нужно обладать опытом, чтобы работать с этими документами, правильно оценивать информацию, содержащуюся в них.

И тут я подхожу к главной графе в списках безвозвратных потерь – «где похоронен». Иногда там три слова – «пропал без вести», иногда – дополнительная информация – «пропал без вести на высоте…», довольно часто вполне конкретные сведения – «убит, похоронен на высоте…». Последняя, попадает в карточку ОБД, указывается как первичное место захоронения.



Списки безвозвратных потерь по частям составлялись людьми. Командирами и их заместителями. Порой безответственно, порой неграмотно, в условиях тяжких боев и отступлений, военной неразберихи. Зачастую, они утрачены, или не составлялись вообще. Хотя был строжайший приказ, указывать места гибели и захоронения солдат и офицеров. Вот и писали, практически, все, что попало. Очень редко графа «где похоронен» несет в себе действительную, соответствующую реальности информацию. Работая с такими списками, порой просто поражаешься тому, что в них указано. К примеру, в списках безвозвратных потерь по четвертому батальону сгинувшей почти полностью под Туапсе 9-й стрелковой бригады, в графе «где похоронен», указано – «Туапсинский район, юго-восточнее Туапсе». Составлял ли списки человек безответственный, либо просто не знавший географию? Я не знаю. Все боевые действия велись севернее и северо-восточнее Туапсе, а юго-восточнее – просто Черное море…

В списках потерь за октябрь 1942 года по 119-й стрелковой бригаде – всего с два десятка имен. Хотя по докладу в штаб 18-й армии, только за период 13-15 октября, бригада потеряла убитыми и пропавшими без вести около 2500 человек! Таких примеров из списков, к сожалению, очень много.

Тем не менее, человек, который ищет своего солдата, получивший информацию из списка безвозвратных потерь, допустим, «похоронен на высоте 388,3», обращается к нам, с просьбой установить место захоронения. Найти ту самую, затерянную в дебрях гор, братскую могилу, где кроме его солдата, согласно спискам, лежат еще с два десятка бойцов. Чтобы преклонить колени, чтобы это место знали и помнили внуки и правнуки.


Мы собираем все, что можно. Те же списки, сопоставляем информацию из боевых донесений, анализируем схемы боевых действий, полученные нами в архивах, оцениваем чудом сохранившиеся воспоминания ветеранов. По крупицам восстанавливаем события, и довольно часто мы можем ответить обратившемуся, что да, ваш солдат воевал и погиб именно там, в эти дни, на этой высоте, или у этого поселка. Но мы не можем найти место захоронения, найти ту самую братскую могилу, которую представляют себе люди. Не потому, что мы не компетентны или не хотим. А потому, что ее нет. И в подавляющем большинстве случаев – никогда не было.



В период страшных боев на Кубани, отступления 1942-го и наступления 1943-го павшие солдаты не хоронились. Вообще. За очень редкими исключениями. Одиночные могилы – это офицеры, те, кого не похоронить просто было не возможно. Групповые – это как правило, просто санитарные сбросы. В воронки да траншеи. И то – в лучшем случае. Большинство убитых, не говоря уже о пропавших без вести, просто оставались лежать на полях боев. Если они мешали немцам, то их санитарные команды, очень редко закапывали наших солдат, чаще – просто сбрасывали в лощину или овраг. Я находил такие сведения, среди немецких документов. Наши же, зимой таких называли «подснежниками», летом – «огурцами». Потому, что через пару дней на жаре, тела сильно раздувались. И обходили стороной. Это не цинизм. Это правда войны. Соседство смерти было привычным, а хоронить не было никакой возможности. Надо было думать о живых, и выживать, и воевать. И только на это хватало человеческих сил. Нельзя осуждать солдат и командиров, команды, ответственные за захоронения. Да и похоронных команд, как таковых, практически не было. В ротах – четверть личного состава. Голод и холод осени, каменная, перевитая корнями земля. Отсутствие лопат, которых не хватало, чтобы выдолбить в горной земле окоп. Не то, чтобы отрыть могилу. И оставались забытые солдаты лежать по склонам и полянам. По сей день мы поднимаем таких – «верховых». Лишь слегка засыпанных перегнившей за десятки лет листвой, а дожди вымывают на свет божий пожелтевшие солдатские косточки.



Иногда, в тылах частей, действительно делались захоронения. Кроме информации в списках безвозвратных потерь, к ним прикреплялись схемы захоронений с привязкой к местности, составленных ответственными офицерами. С фамилиями, датами. Но во многих случаях, и эти фамилии, эти бойцы пропали навсегда. Как такое могло произойти, я расскажу ниже.

По самым скромным данным, в горах под Туапсе, погибло и пропало без вести около 100 000 солдат и офицеров Красной армии. Если сложить все цифры официально похороненных и перезахороненных бойцов в мемориалах Туапсинского района, их наберется всего то около десятка тысяч. Возникает очевидный вопрос – а где остальные? Где похоронены, куда делись?



Я беседовал со старожилами сел и хуторов, очевидцами, глубокими стариками, которые в войну еще были детьми. С разными поколениями поисковиков, просто со сведущими людьми. Не возможно в рамках одной статьи, рассказать все то, что мне удалось услышать и записать. К примеру, на мой вопрос – а известны ли вам забытые захоронения русских солдат, старики сел и хуторов отвечали практически одинаково: «Немецкие, да, знаем, кресты были. Да они уже раскопаны все. А наших – нет, не знаем, не видели». В этих ответах была правда, но было и то, о чем люди не хотят вспоминать, и говорить по сей день.

Один из стариков хутора Островская Щель: «да еще в 1944-ом, как южный ветер с перевала подует – так дышать не возможно было. Мертвечина… Да и северный тоже. С Каратянского-то хребта…». Бои в том районе закончились зимой 1942 года. Десятки тысяч солдат лежали брошенными в горах, в шаговой доступности от сел, хуторов, колхозов.

Но и тогда, когда война откатилась уже далеко, этих солдат хоронить было не кому. В селах оставались лишь женщины, старики, дети. А первейшей задачей было восстанавливать хозяйство, работать на фронт. Весной 43-го, председатели колхозов, по распоряжению от военных, иногда выделяли подводы и лошадей, с «похоронными командами» - детьми и стариками. Но что они могли сделать? Да еще с тем, что осталось от солдат, пролежавших в лесу с осени? По свидетельствам стариков – тех, что поближе, обвязывали колючей проволокой, волокли к ближайшим ямам или воронкам, а часто, просто складывали в промоины да ручьи, чтобы унесло талыми водами да паводками…

Шла война. Страна нуждалась во всем. Так же было и в послевоенные годы. Кроме того, в конце 50-х, после войны, уже гуляли по наркомату обороны и местным военкоматам приказы, что останки павших, того, надо бы убрать. И в этом было меньше человеческого отношения к погибшим. Больше того, что надо было скрывать громадные человеческие потери. Те, кто постарше, вспомните. Как от десятилетия к десятилетию все возрастала официальная цифра общих потерь в Великую Отечественную войну…

Я расскажу о мукомольных заводах. В военное и первое послевоенное время были созданы или восстановлены такие. Небольшие. Были они и в Туапсинском, и в Апшеронских районах. Это только те, про которые мне известно от стариков. Семь десятков лет назад, страна не знала современных химических удобрений. Поля удобрялись костной мукой. Животных, реже – рыбы. Десятки тысяч солдат стали рожью и хлебом, их кости были рассеяны на советских полях. Из лесов и гор, приносились и привозились кости, сдавались на заготпункты.

В начале двухтысячных, умирала одна очень старая женщина. В 50-60-х она на работала приемщицей на заготпункте у станции Гойтх. Перед смертью, не желая уносить такую тяжесть с собой, она рассказала о таких сдачах. По ее словам, на станции всегда стояли два вагона – для костей. Они отправлялись раз в месяц, а то и чаще, на мукомольные заводы. Подразумевалось, что это – кости животных. Но все знали, чьи это косточки. Чтобы вовсе уж не кощунствовать, не принимали только черепа. Веским подтверждением этого – работа поисковиков. Еще будучи подростком, работая с отрядом на Шаумянском перевале, мы и я, удивлялись тому, что среди наших находок – сплошные черепа да мелкие кости. Крупных – не было. То же самое по сей день. У найденных нами в августе 2015 года верховых солдат полностью отсутствуют крупные кости скелета.

Еще один старик, бывший житель не существующего уже Перевального, дополнил подробностями. Всем тогда хотелось выживать. И есть. Сдавался на заготпункты самолетный дюраль – стоил он 25 копеек. Мальчишки собирали патроны, выковыривали из них пули, а из пуль выплавляли свинец. Килограмм свинца на заготпункте стоил 12 копеек. Килограмм костей – четыре копейки. Солдаты шли дешевле свинца… И подобных рассказов у меня записано десятки.
Имена. Большинство имен, которые можно было сохранить, тоже пропали навсегда. Согласно распоряжению, все найденные солдатские медальоны, в обязательном порядке нужно было сдавать в отделения милиции или сельсоветы. Далее они предавались в военные комиссариаты. А там – просто выкидывались или уничтожались. Стране не нужны были мертвые – за них надо было платить компенсацию семьям.. Я уже не говорю о утраченных, или сознательно уничтоженных списках безвозвратных потерь, боевых донесениях. Стране нужны были безымянные. Без вести пропавшие.

Но и ними обходились скотски. То о чем не любили вспоминать старики, все же прорывалось в их рассказах. Да. Были воинские захоронения, братские могилы у сел и хуторов. Это были и военные, и госпитальные, и дозахоронения первых послевоенных лет. Опять таки, чтобы скрыть масштабы потерь, а иного объяснения я этому дать не могу, в 70-х МО была устроена «великая перетасовка», иначе, этого не назовешь. С помощью техники и солдат, такая могила, скажем у села Гунайка, вскрывалась. Останки, вместе с землей, грузились на самосвалы, и вывозились в другое место. Все это сваливалось в подготовленные ямы. Засыпалось и разравнивалось. Известное братское захоронение становилось неизвестным.

Артем Карапетян, в 65-ом, солдат срочной службы:

«Нашу роту отправили раскопать солдат, на берег реки, у Майкопа. Там уже росли довольно толстые деревья, но до нас их спилили, остались только пни. Мы корчевали пни, а потом раскапывали ямы. В них были и солдаты, и гражданские – это видно было по обуви, и сохранившейся одежде. Гробы, правда, привезли. Укладывали битком. Офицер считал – всего выкопали мы почти 2500 человек. Один солдат золотую монету нашел. Офицер забрал.»

Я спросил, а что было с ними потом?

«Да ничего, ответил Артем. Их перевезли, мы же их и закопали, прямо у Майкопского аэродрома».
Теперь взгляните на список захоронений в Майкопе. У аэродрома – официальных братских могил нет. Так же нет ни одной могилы, с таким количеством похороненных. Это – только один из таких рассказов…

Большинство братских могил, даже тех, которые точно отражены в документах ОБД, просто уже не существует.
Отсутствие руководства и организации по увековечиванию памяти павших со стороны Министерства Обороны в послевоенные десятилетия, кроме вовсе уж кощунственных действий, наложило свой отпечаток на работу поисковиков, которая была, по большому счету, никем особо не контролируема и не организуема.

Отряды работали в лесах и горах, находили павших, десятками, сотнями. Порой – с именами в медальонах и на личных вещах. Перезахоронения проводились там «где разрешили», часто даже в мемориалах, находящимся в других районах. Большая часть такой информации, добросовестными поисковиками отправлялась туда, где ей и быть должно – в военные комиссариаты. Далее она обязательно должна была попасть в ныне публикуемые документы и архивы МО. Но как говорят сейчас – «что-то пошло не так». У меня на письменном столе и полках – несколько папок с отчетами отрядов, протоколами эксгумации, начиная с 90-х годов. Смею заверить читателей. Большей части информации о таких захоронениях ни в военкоматах, ни в МО нет. И вы ее нигде не найдете. Это только по количествам солдат безымянных. Но основная трагедия – с теми, кому удалось вернуть имена. Большей части этих имен, этих найденных и похороненных солдат, вы не найдете нигде. Ни в архивах МО или обратившись в военкомат, ни даже на досках со списками солдат, похороненных в таком то мемориале. Потому что у местных администраций, не хватает денег на их обновление. Но это уже – скорбная дань современности.

Отсутствие какой либо систематизации и централизованного сбора отчетов поисковых отрядов, обмена информацией, тоже наложило свой отпечаток. Далеко не все добросовестны и ответственны в своей работе. Отчеты не составлялись, а если и составлялись, то не передавались, а если и передавались, то уже в давно умершие и не существующие «вышестоящие» организации. Кроме того, за прошедшие десятилетия сотни отрядов из других регионов, работающие скажем у нас, в Туапсинском районе, просто увозили обнаруженные останки солдат в свои города, для захоронения там. Не оставляя никакой информации о местах обнаружения, именах. Этим нужны были «результаты экспедиций», отчеты, пиар, показуха.

Не возможно не упомянуть всякие самопровозглашенные группы «поиск», школьные команды 80-х, серых и сердобольных копателей. Ими так же, обнаруживались останки. Часто, они просто закапывались где попало, зачастую, без всякого обозначения мест захоронения, мест обнаружения.

Продолжать то, что стало с солдатами, можно долго. В следующем материале я расскажу о трагической картине с официальными мемориалами, именами на них, госпитальных захоронениях.

Подводя итог тому что нам известно, тому, что я изложил в этой статье, могу однозначно сказать тем, кто ищет своих погибших и пропавших без вести, пусть я и отниму надежду. Подавляющего числа погибших, похороненных, пропавших без вести просто нет. И не осталось их следов. Только наша память.

Мы и вы, те, кто ищет, собираем по крупинкам то, что осталось от перемолотого государственной машиной. Павших. Пропавших.

2015 год. Алексей Кривопустов, «Кубанский плацдарм»

main

АК-12

Это не то, что вы подумали. Речь об ak_12.

Всё-таки удивительно, как неглупые люди могут совершенно не понимать элементарных вещей даже после продолжительных объяснений.

Например, ak_12 недавно совершил сенсационное открытие: оказывается, американцы долгое время обманывают весь мир (свой Конгресс в частности) и новый американский стратегический бомбардировщик LRS-B будет сверхзвуковым! Основания для таких громких заявлений? Одно-единственное предложение из статьи некоего майора Соколова в Зарубежном военном обозрении.

То есть человек сначала попинал ЦАГИ, попинал НИИ ВВС и командование ВВС (а в предыдущих постах -- командование ВМФ и ВДВ), а затем, не моргнув глазом, сослался на авторитетного майора Соколова в, цитирую, "журнале Министерства Обороны России "Зарубежное военное обозрение" № 5 за 2015 год". Вот так вот. Полностью и Заглавными Буквами! Для придания пущего авторитета, видимо.

Ну сослался и сослался, пожмёте плечами вы, каждый имеет право на собственное мнение. В том числе и ak_12 с майором Соколовым. Проблема, однако, в том, что цитируемый блоггер майор Соколов не излагал собственное "экспертное" мнение по вопросу, а пересказывал официальное:

Несмотря на то что концепция его боевого применения пока не утверждена, основные требования к самолету уже определены. Ожидается, что LRS-B сможет задействоваться как с ядерным, так и с обычным оружием. Применение передовых способов снижения радиолокационной заметности и сверхзвуковая крейсерская скорость полета обеспечат самолету возможность успешного преодоления систем ПВО противника

Так вот основные требования к самолёту действительно определены. И это -- дозвуковая скорость. А одно-единственно упоминание сенсационного сверхзвукового крейсерского режима либо опечатка, либо элементарное невладение темой (что для ЗВО нередкость). Как этого можно не видеть?

Впрочем, поистине зияющие высоты современной военной мысли открылись мне в беседе с ak_12 об "аэромобильности" (раз, два).Collapse )
main

Огневое подавление II: Роль ручного стрелкового оружия в ближнем бою (английский взгляд)

Отвлечёмся на время от американцев и посмотрим мнение англичан по вопросу. Есть интересная статья в журнале "RUSI Defence Systems" (где RUSI -- это Королевский Объединённый институт оборонных исследований): "The Real Role of Small Arms in Combat by Dr Jim Storr", о которой давно хотел написать.

Collapse )