shadow_ru (shadow_ru) wrote,
shadow_ru
shadow_ru

Category:

Базовый пехотный элемент: партизаны

Итак, партизаны.

Общие положения



Сначала коснёмся характера действий партизан. Во-первых, принципы принципами, но организация заточена под выполнение конкретных задач. Во-вторых, партизаны (повстанцы, террористы и т.д.) бывают сильно разные: от находившейся (благодаря британской агентурной работе) в глубоком подполье IRA до "Исламского государства", ведущего сейчас почти конвенциональную войну с регулярными армиями и постепенно превращающегося в настоящее государство. Поэтому неплохо было бы объяснить, каких партизан я имею в виду.

Партизаны обычно всегда слабее своего противника, как по силам, так и по средствам, поэтому они не могут сражаться с противником открыто, в конвенциональной манере: сколько бы они солдат противника не убил, у того их в бесконечное количество раз больше.

Даже целью обычной войны является договор ("мир, лучше предыдущего"), в случае партизан сами боевые действия являются формой переговоров. Важно не то, что партизаны сделали, а то, какие последствия их боевая акция имела. Например, показательная казнь одного вражеского солдата на камеру будет иметь больше последствий (плохих или хороших), чем убийство десяти, о котором никто не узнает. Хороший командир партизанского отряда -- всегда немного режиссёр и пиарщик.

Собственно, то, что мы сейчас называем "специальные операции", изначально так и называлось -- "психологическая война" (psychological warfare) или "психологические операции" (psychological operations, psyops). Например, у американцев это обобщающее понятие для разного рода "неблагородных, несолдатских и невоенных" способов ведения войны использовалось со времён основания OSS и OCPW (Office of the Chief of Psychological Warfare) до конца 60-х.

FM 33-5 "Psychological Operations", 1962, рассматривал неконвенциональную войну как "по сути психологическую". FM 33-1 "Psychological Operations", 1965, указывал, что целью неконвенциональных операций должен быть мультипликативный эффект каждой последующей акции и создание общей атмосферы неуверенности и страха.

FM 41-10 "Civil Affairs Operations", 1969:

Убеждение, индоктринация и организация могут быть усилены за счёт использования террора (т.е. внушения страха -- shadow_ru). Убийство старосты деревни или сборщика налогов может послужить повстанцам несколькими способами. Во-первых, они демонстрируют свою власть убить любого человека по своему выбору. Это может помочь убедить людей, что безопаснее быть повстанцем. Во-вторых, каждый подобный акт демонстрирует слабость правительства [...] В-третьих, это вызывает страх в остальных чиновниках. [...] Массовый террор используется для демонстрации слабости правительства и его невозможности защитить людей, или чтобы спровоцировать правительственные войска на репрессии, толкнув тем самым неопределившихся в сторону повстанцев.


Правда, такая психологическая борьба чаще всего ведётся за сердца и умы обычных людей (минус мораль противникам, плюс мораль сторонникам, а больше сторонников -- больше средств и добровольцев), властьпридержащим на подобное как правило плевать. Например, какие бы масштабные акции (раз, два) ирландцы не устраивали, сколько бы лоялистов, полицейских или солдат не убивали (тут, да и в целом), на британскую элиту это не производило совершенно никакого впечатления. Однако когда ирландцы-католики начали бить по кошельку пробританской верхушки ирландцев-протестантов -- у англичан появилось больше желания договариваться (в известном смысле на Украине повстанцам надо было не столько с армией сражаться, сколько обратить внимание на тамошних олигархов и их собственность). Однако это не столько уровень командира отдельного отряда, сколько уровень руководства всего партизанского движения.

Идеальное оружие



Идеальным оружием партизана является... ПЗРК.

В самом деле: легкое, компактное, переносимое одним человеком, и при этом позволяет сбить самолёт за миллионы долларов. Или самолёт за миллионы долларов и роту солдат. А в самолётах, между прочим, не только солдаты летаю, но и генералы, министры и даже, страшно сказать, сам руководитель вражеской страны. То есть подобное оружие не только очень "асимметрично", но ещё и большой политической важности. Даже международной: наличие в том или ином районе мира ПЗРК у повстанцев может заставить изменить международные авиамаршруты. А вопрос перепродажи подобного оружия "международным террористам" -- это головная боль спецслужб по всему миру.

Это я не к тому, что все партизаны должны вооружиться ПЗРК, а к тому, какой образ держать в голове, говоря о тактике партизан.

СВУ



Гораздо меньший эффект, но гораздо большую популярность в силу их доступности имеют самодельные взрывные устройства (СВУ). Как и ПЗРК, СВУ позволяют не вступать с противником в непосредственный контакт, но наносить серьёзный ущерб: при желании, взрывчатки можно зарыть или привезти в нужное место на грузовике хоть несколько тонн. Можно укладывать десятки зарядов вдоль дороги:



Можно установить несколько бомб с разным временем срабатывания в одном месте. Можно взрывать какие-то долговременные и важные сооружения (мосты, дамбы). Даже небольшие заряды при правильном подходе могут быть очень эффективны. Например, можно регулярно подрывать железнодорожное полотно. И дело даже не в количестве эшелонов, которые партизаны пустят под откос, а в том, что на устранение подобных последствий нужно время, а до этого всё железнодорожное сообщение парализовано. Далее можно не только подрывать пути, но и нападать на бригады ремонтников. Вскоре они откажутся работать без охраны. Тогда можно ставить дополнительные фугасы или, собрав побольше людей, эпизодически нападать на охрану, что приведёт к её усилению и незапланированному расходу солдат у противника. В общем, вариантов масса. В результате железнодорожное сообщение в определённом регионе будет парализовано. А это ударит по местным жителям. То есть для них война будет не где-то там далеко, а непосредственно вмешается в их жизнь со всеми вытекающими последствиями.

Засады и налёты



Следующими по популярности после СВУ у разного рода партизан являются засады. Здесь партизаны уже вступают в непосредственный контакт с противником, поэтому им нужна какая-то внятная организация. Засады опаснее, чем закладка СВУ, но на партизан работает заранее выбранное и подготовленное место, а также эффект внезапности.

Что нужно для засады? В первую очередь -- огневая мощь. Часто в чеченских формированиях, и без того насыщенных оружем поддержки, при организации засад стрелки несли одноразовые гранатомёты (типа РПГ-18), и засада начиналась и подрыва СВУ и массового гранатомётного залпа. После чего боевики расстреливали один магазин/ленту и отходили. То есть по сути засада осуществлялась в виде короткого огневого налёта.

Разница между налётом и засадой на самом деле небольшая: если противник движется, а вы сидите -- это засада. Если противник сидит, а вы к нему подбираетесь -- это налёт. Ну и ещё отличие в том, что налёт, как правило, осуществляется с бОльших дистанций, поэтому позволяет использовать более тяжёлое оружие (миномёты, крупнокалиберные пулемёты).

Кратковременность подобных атак позволяет минимизировать потери нападающих. А их систематичность заставляет противника перейти к обороне и потерять инициативу. В общем, hit and run.

Организация



80% огневой мощи отделения заключается в тройке "пулемётчик, гранатомётчик, снайпер". Про первых двух мы много говорили. Правда, под гранатомётчиком в исследовании IRUS скорее подразумевался не боец с РПГ, а с подствольником или чем-то вроде M79 (ГМ-93?).

Сравните:

Гранатомёт был очень эффективен при подавлении площадных целей в наступлении, но сравнительно малоценен в обороне.

IRUS

Практически каждый автоматчик, для которого автомат – основное средство ведения боя, а не оружие самозащиты, как, например, для радиста, должен иметь и ГП-25. На всей прицельной дальности (400 метров) он позволяет первой же гранатой накрыть групповую цель (правда, по опыту, в точечную цель не попадешь и с 10 выстрелов, хотя этого, как правило, и не требуется).

Владимир Ольгин, "ЧЕМ МЫ ВОЕВАЛИ В ЧЕЧНЕ", журнал «Солдат удачи» №8 / 1997 г.:


Но гранатомётчик в любом случае необходим как специалист по борьбе с бронетехникой. Остаётся снайпер, который в американских исследованиях не фигурировал.

Один из доводов в пользу наличия снайпера в составе отделения может послужить довод, который приводят пропоненты замены лёгких пулемётов в морской пехоте США на автоматы с тяжёлым стволом: подавляющий эффект пулемёта заключается в звуке непрерывной стрельбы и падающих вокруг противника пуль, однако в силу неаккуратности M249 SAW опытные солдаты могут игнорировать стрельбу из пулемёта, если попадания приходятся не слишком близко. Менее скорострельный, но более точный, M27 IAR здесь может оказаться более полезнее, чем M249 SAW. Соответственно, пулемётчик + снайпер приведут к тому, что на простреливаемой территории вообще всё замрёт.

Также снайпер расширяет как огневые, так и тактические возможности отделения:

Обращает на себя внимание тактика действий банд формирований группами, включающими в себя снайпера, гранатометчика и автоматчика. Расположившись рассредоточено, группа огнем автоматчика намеренно вызывает ответную реакцию войск. Снайпер при этом располагается на удаление 400-600 м от предполагаемых целей.

Рекомендации по подготовке и боевому применению частей и подразделений ВДВ в локальном вооруженном конфликте (2000)

Не вступая в непосредственное противостояние с ФС, БФ предпочитают действовать малыми группами (3-5 чел.), включающими гранатометчика, снайпера, пулеметчика и 1-2 автоматчиков. На результат с нанесением больших потерь не рассчитывают, а довольно короткими обстрелами, но зато часто и успешно, без потерь со своей стороны.

[...] В первые минуты боя снайперами выбивают командный состав и наиболее активных солдат и сержантов, пытаясь посеять панику.

Некоторые вопросы организации и тактики действий незаконных вооруженных формирований Чеченской Республики


В результате мы получаем ядро отделения, представляющее собой 80% его огневой мощи:


  • пулемётчик

  • гранатомётчик

  • снайпер (точнее, пехотный снайпер -- designated marksman)



О том, что чеченские боевики (или афганские моджахеды) воюют небольшими группами из пулемётчика, гранатомётчика и снайпера плюс 1-2 автоматчика, приданных им в помощь -- пишут много и часто, а вот вопросы управления почему-то обходят. Неужели кто-то из специалистов ещё выполнял функции командира? Но мы сделаем отдельного:


  • командир

  • пулемётчик

  • гранатомётчик

  • снайпер



Это уже такое отделение (или, если угодно, "базовый элемент" -- к выбору правильной терминологии перейдём позже), которым можно воевать: необходимая огневая мощь есть, а потери не исключены (это война), но маловероятны в силу кратковременности контакта с противником. Поэтому дополнительные бойцы для восполнения потерь не нужны. Также они не нужны для ближнего боя из-за отсутствия последнего. Может быть они нужны в качестве помощников? Ну, российское мотострелковое отделение обходится без помощника пулемётчика (только с помощником гранатомётчика), а в скоротечной засаде партизан они тем более не требуются.

Главная проблема с партизанами даже не в том, чтобы предоставить им необходимое вооружение, а в том, чтобы научить их вовремя отходить. Например, после многочисленных попыток научить филиппинских партизан вовремя отходить полковник Фертиг пришёл к выводу, что это можно сделать только одним способом: давать им мало патроном. Также "правило двух магазинов" было распространено у IRA (не только для сохранения жизни партизанам, но и потому что английские спецслужбы быстро находили раненных и убитых ирландцев и через них выходили на остальных участников боестолкновения). Так что можно обойтись и без помощников, сменных стволов и дополнительных боеприпасов.

Немаловажным плюсом отделения из четырёх человек будет возможность перемещаться (пусть и с трудом) на одном автомобиле.

В случае необходимости подобное отделение легко расширяется дополнительными стрелками: небольшое количество стрелков может играть роль помощников специалистов и их замены в случае потерь, а также обеспечить безопасность группы во время боя ("посмотреть за флангами"). Как мы уже определили, партизаны долговременный бой не ведут, однако огневая мощь для них важнее, чем ближний бой, поэтому лишних бойцов лучше использовать для усиления главных огневых средств отделения, нежели в качестве обычных стрелков.

Например, в группу можно добавить помощника пулемётчика и помощника гранатомётчика. Получим отделение из шести человек, которое по огневым возможностям мало чем отличается от отделения из четырёх, но более устойчиво к потерям и лучше обезопасено от неожиданностей.

Добавив ещё двух человек -- в пару к командиру и снайперу -- мы будем иметь замену всем специалистам, но никакого качественного изменения это нам не даст.

Зато если добавить к отделению из шести человек не двух, а трёх стрелков, то мы получим манёвренный элемент и возможность ведения ближнего боя. Один из стрелков (назовём его старший стрелок) будет играть роль помощника/заместителя командира отделения и его замены в случае потери, а также лидера манёвренного элемента. Из оставшихся двух стрелков один или оба могут нести подствольные гранатомёты:


  • командир (автомат)

  • пулемётчик (пулемёт)

  • помощник пулемётчика (автомат)

  • гранатомётчик (гранатомёт)

  • помощник гранатомётчика (автомат)

  • снайпер (снайперская винтовка)

  • старший стрелок (автомат)

  • стрелок/гренадёр (автомат + ГП)

  • стрелок/гренадёр (автомат + ГП)



Наконец, для красоты и симметрии можно добавить напарника ("buddy") нашему снайперу, который будет играть роль наблюдателя при снайпере, а в случае потери последнего -- его замены. Получим отделение из 10 человек, способное вести ближний бой и где у каждого бойца есть напарник и замена:


  • командир (автомат)

  • пулемётчик (пулемёт)

  • помощник пулемётчика (автомат)

  • гранатомётчик (гранатомёт)

  • помощник гранатомётчика (автомат)

  • снайпер (снайперская винтовка)

  • помощник снайпера (автомат)

  • старший стрелок (автомат)

  • стрелок/гренадёр (автомат + ГП)

  • стрелок/гренадёр (автомат + ГП)



Итак, наши теоретические изыскания (подтверждаемые и проверяемые практикой) привели нас к двум типам отделений: небольшое отделение (3-6 человек), обладающее только огневыми возможностями и не очень устойчивое к потерям, и большое (9-10 человек), устойчивое к потерям и дополнительно обладающее возможностью вести ближний бой.

Выбор



Выбор той или иной организации зависит от многих факторов.

Чем лучше обучены люди, тем крупнее могут быть отделения.

Чем больше людей, тем крупнее могут быть отделение (при недостатке людей лучше иметь два отделения по 5 человек с пулемётом/гранатомётом в каждом, чем одно из 10 с одним пулемётом/гранатомётом).

Чем больше оружия, тем меньше могут быть отделения (лучше иметь четыре отделения по 5-6 человек с пулемётом/гранатомётом в каждом, чем два по десять с пулемётом/гранатомётом в каждом).

Война в городе требует отделений меньшей численности, чем в сельской местности. Война на закрытой местности требует меньшей численности отделений, чем на открытой.

Склонность противника к агентурной работе требует меньшей численности отделения и высокого уровня секретности работы. Противник, пытающий в основном воевать, требует большей численности отделения, напоминающего отделения регулярных войск.

Ну и так далее и тому подобное.

Иные способы действий партизан



Конечно, установкой СВУ и засадами/налётами деятельность партизан не ограничивается. Они занимаются покушениями, вооружёнными ограблениями (банков), похищениями (ради выкупа или показательной казни), провокациями, взятием заложников, поджогами, диверсиями, пропагандой, шантажом, контрафактом, разведкой/контрразведкой и т.д. Но данные "специальные мероприятия" редко требуют ведения боя, поэтому особая организация для них не требуется.

Из чисто военных способов ведения борьбы партизаны могу иногда временно захватывать разного рода объекты и территории (как правило, имеющие важное тактическое или административное значение) и некоторое время их удерживать. Упомянутое ранее отделение из 9-10 человек вполне адекватно для подобных задач.

Оборона (наименее выгодный для партизан способ действия) тоже возможна, но как правило только очень важных для партизан объектов (баз, перевалов и т.п.). Да и в этих случаях оборона в основном подвижна, ведь главная проблема регулярных войск в борьбе с партизанами -- это найти их и прижать (зафиксировать на месте), чтобы потом в полной мере воспользоваться своим преимуществом в огневой мощи. Поэтому крепко обороняться не стоит, но бывают и исключения: например, попавшие в окружение боевики часто занимали круговую оборону и ждали ночи, чтобы потом, пользуясь знанием местности, просочиться через боевые порядки окруживших.
Tags: tactics
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments